Влияние золотых акций на свободу учреждения и свободу движения капиталов

Автор: 
Дмитрий Фомин

Длительное время свобода движения капиталов и свобода учреждения оставалась наименее развитым принципом общего рынка, так как существовало множество проблем, связанных с практическими и юридическими аспектами реализации данных свобод, таких как: отсутствие прямого действия,  различия в налоговых режимах, вопросы обеспечения конфиденциальности, национальной безопасности и т.п. Ситуация изменилась лишь в конце 80-х, начале 90-х годов с построением внутреннего рынка. Появилось множество актов вторичного права и судебной практики.

Однако, и сейчас, в процессе реализации этих принципов, возникают юридически спорные моменты. Один из них – влияние так называемых «золотых акций» на действие данных свобод. Уже несколько лет этот вопрос не может однозначно решиться в судебной практике, хотя иски, связанные с ним, подаются регулярно.

Что же такое «золотая акция»? Золотая акция (или Специальная акция) - особая разновидность акции, предоставляющая ее владельцу - государству особые права по сравнению со всеми другими акционерами, с целью государственного контроля над приватизируемым предприятием[1]. Данный инструмент получил широкое распространение именно в европейских государствах, в период приватизации.

Как правило, золотая акция даёт государству определённый набор прав. Например, во Франции золотая акция, в известной Société Nationale Elf-Aquitaine[2], устанавливала специальные нормы:

1) Образование одного пакета акций, вне зависимости от владельца и способа образования, превышающего 1\10, 1\5, 1\3 уставного капитала, требовало одобрения Министра Экономики.

2) Изменения в составе совета директоров также требовали министерского утверждения.

3) Правительством назначались два наблюдателя в совет директоров.

4) Сделки, касающиеся определённых активов, могли быть аннулированы Министром Экономики.

А в Португалии, государство закрепило для крупнейшей энергетической компании Energias de Portugal[3], следующие правила:

1) Устанавливался запрет для других лиц на приобретение более 5% уставного капитала

2) Сделки приобретений, увеличений уставного капитала, ликвидация предприятия и т.д. должны были получить одобрение Правительства.

3) Государство имело возможность назначать единоличный исполнительный орган – Директора.

Если тщательно проанализировать положения национального законодательства, то можно сделать вывод, что золотая акция даёт право государству вмешиваться во все основные действия, совершаемые приватизированной компанией. Такое положение вещей обращает на себя внимание Европейской Комиссии, которая и оспаривает данные положения в Суде Европейского Союза.

Подобные иски рассматриваются Судом уже более 10 лет. За это время ответчиками успели побывать такие государства-члены как Франция, Нидерланды, Великобритания и др. Несмотря на такой значительный срок и высокую компетентность, Суд ЕС так и не может придти к единому мнению, вынося, порой, абсолютно противоположенные решения. Так, в деле «Комиссия против Франции»[4], Суд признал существование золотых акций противоречащим положениям учредительных договоров, а в деле «Комиссия против Бельгии»[5], указал на соответствие такого порядка требованиям законодательства ЕС.

Рассматривая аргументацию ответчиков, которая, как правило, схожа, следует остановиться на показательном в этом смысле деле «Commission vs France». Французское правительство ссылалось, во-первых, на частный характер вопроса, поскольку положения о золотой акции содержались в уставе компании, во-вторых, на недискриминирующий его характер, ведь данные нормы затрагивали как резидентов, так и нерезидентов. В-третьих, подобные ограничения оправдывались требованиями национальной безопасности, поскольку затрагиваемая сфера топливной энергетики носит стратегический характер. В данном случае, можно сослаться на ст.65 ДФЕС[6], которая действительно содержит подобные ограничения действия свободы движения капиталов.

Однако Суд отверг заявления представителей государства-члена, указав, что поскольку оно сохранило за собой ряд важнейших прав, внеся изменения в устав компании до приватизации, и блокировало возможность его изменения в будущем, тем самым реализовало свой публичный интерес, что говорит о публичном характере спора. Подобный порядок, хоть и косвенно, но ограничивает иностранных инвесторов от вложения в национальную компанию, поскольку ограничения на размер капитала и то, что государственные органы постоянно блокируют не интересные им решения совета директоров, отпугивает желающих приобрести акции этой компании, в том числе и на международных фондовых биржах. Мотивы общественной безопасности указаны столь расплывчато, что не могут быть применены. Государство-член не сумело доказать разумность и точность требований публичного порядка, которые в данном случае соблюдаются. Также, подобные ограничения на передвижение капитала, неминуемо ведут к ограничению свободы учреждения, одна из форм которой, предполагает участие иностранных инвестиций в уставном капитале юридических лиц. А значит, на лицо нарушение статей 49 и 65 ДФЕС.

Данная позиция, хотя и видится очень убедительной и логичной, всё же не так однозначна. Другое мнение, Суд высказал в деле «Commission vs. Belgium», посмотрев на аргумент, связанный с общественной безопасностью в ином свете.  Спор касался трубопроводов и магистралей, по которым транспортировали нефть, золотая акция давала возможность государству блокировать сделки направленные на отчуждение или изменение назначения данных активов. Суд ЕС поддержал Бельгию, указав, что в данном случае, речь идёт о коммунальных услугах, связанных с обеспечением топливом всего государства, а значит, об общественной безопасности, признав введённые меры допустимыми. И распространил на данный случай действие ст.65 ДФЕС, содержащей основания ограничения свободы передвижения капиталов.

Как видим, отсутствие единства судебной практики порождает множество вопросов. Так, 11 ноября 2010 года, было вынесено ещё одно решение о «золотых акциях». На этот раз, ответчиком была Португалия, сохранившая за собой немало привилегий в отношении приватизированной Energias de Portugal[7]. В итоге, Суд воспроизвёл позицию, аналогичную изложенной в решении по французскому делу и признал действия Правительства Португалии противоречащими положениям учредительных документов. Однако вопрос всё ещё остаётся открытым, а значит, мы ещё не раз увидим новые решения, посвящённые этой теме.


[1] Юридический словарь. 2000.

[2] JORF of 14 December 1993, p. 17354, hereinafter Decree No 93-1298

[3] Lei No 11/90, Lei Quadro das Privatizações \ Diário da República I, Series-A, No 80 of 5 April 1990

[4] Case 483/99 \ European Court reports 2002 Page I-04781.

[5] Case 503/99 \ European Court reports 2002 Page I-04809

[6] Treaty on the Functioning of the European Union \ Official Journal C 83 of 30.3.2010

[7] Case C‑543/08 \ European Court reports 2010.

Голосов пока нет

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <h1> <h2> <h3> <h4> <b> <i> <br> <p> <style> <center>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Поисковые системы будут индексировать и переходить по ссылкам на разрешённые домены.

Подробнее о форматировании

Подписка