Promusicae v Telefonica - Copyright vs Personal Data

Автор: 
Армен Степанян

Прочтя в прессе, что "Европейский суд установил приоритет персональных данных над копирайтом", я успокоился, однако удивясь, что ЕСПЧ вообще рассмотрел так своевременно такое нужно дело. Имея немного свободного времени я обнаружил, что рассматривал дело совсем не ЕСПЧ, а Суд Европейских Сообществ. Дело (C‑275/06) интересное, поведаю.

В Испании многие пользователи провайдера Telefonica (крупнейший провайдер) были также пользователями файлообменного сервиса Kazaa (p2p). Собственно, это выяснил правообладатель контента Promusicae ("Музыкальные продюсеры Испании"), который захотел начать процедуру в рамках гражданского производства против этих пользователей и направил запрос провайдеру, чтобы тот предоставил их персональные данные. Провайдер отказался предоставить таковые данные.

Дело по поводу исполнения запроса дошло до суда (5 Торговый суд Мадрида), суд, учитывая право Сообщества, обратился в Суд Европейских Сообществ с преюдициальным запросом согласно статье 234 Договора о ЕС.

Проблема состояла в том, что в ЕС acquis в сфере копирайта сталкивается с ограниченным оборотом персональных данных. С одной стороны Директива 2000/31/EC о некоторых аспектах услуг информационного общества, в частности электронной коммерции на внутреннем рынке, Директива 2001/29/EC о гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе, и Директива 2004/48/EC об обеспечении прав на интеллектуальную собственность. С другой стороны Директива 2002/58 относительно обработки персональных данных и защиты частной жизни в секторе электронных коммуникаций. Посередине оказались провайдер и пользователи этого (сейчас почти любого) провайдера.

В соответствии с испанским правом разглашение информации, которое запросила Promusicae, было разрешено только при уголовном расследовании в целях защиты общественной безопасности и обороны государства. Истец же хотел начать чисто гражданскую процедуру преследования. Таким образом, вопрос, поставленный Суду ЕС, состоял в определении, требует ли право ЕС ввести государствам-членам в целях должной эффективной защиты авторского права обязательство сообщать персональный данные при гражданских разбирательствах.

Суд решил, что право ЕС не препятствует обязательному разглашению такой информации, однако если государства-члены решат ввести законодательство, обязывающее выдачу таких данных, при транспонировании - переносе - директив об интеллектуальной собственности и защите персональных данных, государства-члены обязаны основываться на таком толковании этих директив, которое бы позволяло сохранить баланс между различными основными правами, защищаемыми правопорядком ЕС. Более того, при введении мер, переносящих директивы, власти и суды государств-членов должны не только толковать национальной законодательство в соответствии с директивами, но и обеспечить такое толкование, при котором бы не было конфликта между этими основными правами и другими основными принципами права Сообщества, а именно: принципом пропорциональности (Дело C-101/01 Lindqvist (дело о публикации сведений о частной жизни других людей в Интернете), пункт 87, и Дело C-305/05 Ordre des barreaux francophones et germanophones and Others (о Европейском ордере на арест), пункт 28).

При этом мнение суда разошлось с мнением Генерального адвоката в части возможности разглашения персональных данных при гражданских разбирательствах. Генеральный адвокат посчитала (пункты 84 и 86), что Директива 2002/58 вообще не разрешает государствам-членам осуществлять обязательное разглашение персональных данных при гражданских разбирательствах о защите прав других лиц. Она также отметила, что пункт 1 статьи 15 Директивы 2002/58 дает 2 типа оснований для исключений: первый состоит из четырех альтернатив: а) государственная безопасность, b) оборона, c) общественная безопасность,d) предотвращение, выявление, обнаружение и преследование преступлений; второй: несанкционированное использование систем электронных коммуникаций. При этом пункт 1 статьи 15 Директивы 2002/58 отсылает также к пункту 1 статьи 13 Директивы 95/46, который дает другие основания для исключений. Вопрос, что именно означает эта ссылка на пункт 1 статьи 13 Директивы 95/46 ? Генеральным адвокатом отмечено, что подпункт g пункта 1 статьи 13 Директивы 95/46 разрешает сообщение персональных данных для защиты прав и свобод других лиц. Однако, в отличие от оснований для исключения в пункте 1 статьи 13 Директивы 95/46 пункт 1 статьи 15 Директивы 2002/58 прямо таких положений не содержит.

Рассматривая отдельно, это может быть понято как ссылка на все основания для исключений из правил в соответствии с пунктом 1 статьи 13 Директивы 95/46, Тем не менее, это противоречит, заключает Генеральный адвокат, тому факту, что пункт 1 статьи 15 Директивы 2002/58 сам по себе содержит основания для исключений, которые предназначены разрешить ограничени "в соответствии с пунктом 1 статьи 13 Директивы 95/46". Такие основания соответствуют лишь частично основаниям пункта 1 статьи 13 Директивы 95/46 и не включают исключения для прав других лиц, упомянутых в подпункте g. Соответственно, основания, упомянутые в пункте 1 статьи 13 Директивы 95/46 применимы в секторе электронных сообщений только в той степени, насколько они явно выражены в пункте 1 статьи 15 Директивы 2002/58, а что касается охраны прав и свобод других лиц, то, так как таковая не была включена в список пункте 1 статьи 15 Директивы 2002/58, то ссылка на пункт 1 статьи 13 Директивы 95/46 косвенно ее не инкорпорирует.

Суд Сообществ принял противоположную точку зрения и отметил в пункте 53 решения:

"Ясно видно, что список исключений в пункте 1 статьи 15 Директивы 2002/58 заканчивается ссылкой на пункт 1 статьи 13 Директивы 95/46. Это положение также разрешает государствам-членам принимать закондательно меры ограничения конфиденциальности персональных данных когда такое ограничение необходимо inter alia [между прочим] для охраны прав и свобод других лиц. Так как положения пункта 1 статьи 15 Директивы 2002/58 не определяют затрагиваемые права и свободы, эти положения должны толковаться как выражающие намерение законодательства Сообщества не исключать из их сферы действия охрану прав собственности в ситуациях, в которых авторы ищут защиты в гражданских разбирательствах."

Выводы по данному делу очевидны: пользователи и операторы связи вынуждены будут следить за изменениями национального законодательствы государств-членов Европейского Союза и законодательством Европейского Союза.

Голосов пока нет

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <h1> <h2> <h3> <h4> <b> <i> <br> <p> <style> <center>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Поисковые системы будут индексировать и переходить по ссылкам на разрешённые домены.

Подробнее о форматировании

Подписка